Заметки участников

Новости и впечатления участников о ходе экспедиции. Записи регулярно дополняются:

20 марта 2019, Михаил Даничкин. Наша команда значительно ослабилась после ухода Ромы, Кости и Ильдара. Тем не менее у всех в голове была еще одна попытка на восхождение. Чувствовалась некоторая незаконченность. К тому же на горе оставалась куча снаряжения. Нужно было все снимать. Но все же это было не главное. Хотелось отработать по максимуму. Даже если шансы достичь вершины не велики. Говоря откровенно, я на многое и не расчитывал. Я хорошо понимал, что с акклиматизацией до 7100 и лишь одной ночевкой на 6950, расчитывать на успех будет сложно. И, к тому же, лагеря на 7300 до сих пор еще не было. То есть налегке подняться не получится.

Возвращаясь в прошлое, на мой взгляд, переломным моментом в экспедиции стал третий выход. Тогда мы не дошли до третьего лагеря оставив заброску на 7100. Это было большое отступление от намеченного плана. И шансы на успех начали плавно таять. Фиаско четвертого выхода, вовсе расплавили наши надежды, стремя их к нулю. Но как я написал выше, хотелось довести все до логичного окончания, и если вдруг сильно повезёт, возможно получится что-то большее.

Итак вся команда сидела в базовом лагере, восстанавливая силы и мониторя прогнозы погоды, в поисках "окна". Больших проблем со здоровьем в этот раз ни у кого не было. Нужно было только дождаться этого самого окна. Но в очередное утро приходят новости о том, что пропала, и не выходит на связь группа на Нанга Парбате. Мы сразу же предлагаем свою помощь в поисково-спасательных работах. Связываемся с людьми координирующими эти работы. Чуть позже к нам обращаются с просьбой помочь в поисках. Обещают прислать вертолет. Наша передовая четверка без колебаний начинает собираться, а остальные готовятся снимать снаряжение с горы и закрывать экспедицию. Мыслей о К2 больше не остается.

Затем начинается обсуждение планов работ на Нанге. Мы ждем анализа облета и фото-видео съёмки, который должны сделать коллеги из Пакистана. Нам присылают фотографии. Все выглядит непонятно и опасно. Мы задаем вопросы по планам и стратегии поиска спасательному комитету из Италии. Затем следует некоторое молчание. Вертолет так и не прилетел. Поступает разная, информация из разных источников с российской и итальянской стороны. Мы по прежнему сидим наготове на рюкзаках. На следующее утро получаем сообщение, о том, что комитет по спасению принимает решение использовать помощь Алекса Чикона, так как у них есть дроны. Итальянцы сообщают, что это решение принято из-за потенциальной опасности района поиска. После этого сообщения, мы начинаем снова перестраивать свои планы. Но сначала, решаем подождать еще пару дней, на тот случай если что-то изменится на другом восьмитысячнике. Но никаких изменений не последовало. Даже команда Алекса за эти дни не вылетела из под К2, из-за каких-то, то ли финансовых, то ли бюрократических проволочек.

Мы собираемся на выход. Достаточно большого погодного окна не ожидается. И мы лишь надеемся на то, что ситуация изменится по ходу движения.

В этот раз, решаем не ночевать в ABC, и выйти сразу в первый лагерь. Идея оказалась неплохой, так как позволила избежать одной ночевки на горе. Ахат и Аманер помогают нам заброситься до первого лагеря и тут же уходят обратно в базу. Василий, Турсун, Артём и я остаемся одни на горе. Дмитрий Витальевич координирует группы и передает нам сводки метео-прогнозов из базового лагеря по радиосвязи. На начальном этапе всё идет хорошо. Погода благоволит. Правда нет уже той легкости, которая была в начале предыдущего выхода. Василий тоже предупреждал, что пятый выход будет тяжелым. Во втором лагере в этот раз все на месте. Ничего не сдуло. Слава богу! Далее решаем перейти в лагерь на 6950, а не сразу в третий на 7300. Это для перестраховки. Теряем один день, зато исключаем риск что не дойдем до места за раз. Ведь маршрут до третьего лагеря до сих пор еще не обработан, а на "чёрной пирамиде" с площадками туго.

Последующие два дня складываются довольно гладко. Погода не жестит, самочувствие у всех более менее нормальное. Правда один случай разбавил эту обыденность. Василий в поисках кольев для растяжки палатки на 6950 стал разбирать одну растрепанную занесенную снегом палатку, и случайно наткнулся на кислородный баллон. Турсун с Артёмом продолжили раскопки и нашли много других вещей принадлежавших кому-то. Тогда мы вспомнили что еще перед началом экспедиции Асгар (директор Жасмин-Турс) попросил нас сохранить или присмотреть за вещами оставленными в третьем лагере одним пакистанским гидом.

Случилось это по причине трагических событий с японским альпинистом, прошедшим летом. Нас только смутило что нашли мы это на 6950, а не в третьем лагере. Но сразу стало понятно кому они принадлежат. Часть вещей мы прикрепили к перилам, а часть наиболее ценных спустили вниз, чтобы передать хозяину.

В третий лагерь вышли без затруднений. Установили палатку на 50 метров ниже лагеря, в бергшрунде. Получилась хорошая защита от ветра. Ночь была холодной. Для облегчения веса мы несли три спальника Red Fox Big Wall Team. Состегивали их вместе и спали прижавшись друг к другу, предварительно надев на себя весь запас одежды. Но все равно было холодно. Постепенно накапливалась так называемая "холодовая усталость", когда организм слабеет и перестает сопротивляться холоду. Возрастает риск обморожений или переохлаждений.

Выход в четвертый лагерь состоялся, но был изначально под большим вопросом. Во первых двигаться было очень тяжело. Не хватало акклиматизации. Старых перил практически не было и приходилось тратить не мало сил на поиск пути и его обработку. Ветер в этот день был не сильным, но главная проблема заключалась в другом - видимость. Облака то налетали то рассеивались. В промежутках мы успевали просмотреть путь и двигаться дальше. На высоте 7465, находясь на большом фирновом склоне видимость пропала на долго. Мы не знали куда точно двигаться. Был риск уйти на "сбросы" или под какие-нибудь сераки. У нас осталась лишь одна связочная веревка. А если "отрываться" от перил то можно легко заблудиться. Вешек тоже не было, их давно унес ветер из второго лагеря. Я закрепил конец заключительных перил на свой ледоруб и спустился обратно на 50 метров. Там мы вырубили площадку и установили палатку. Ночь снова была холодной.

Утром видимость не улучшилась. Не было даже видно конца закрепленных мною перил. Дмитрий Витальевич передал прогноз, по которому, в ближайшие два дня, скорость ветра должна была усилиться до 100-110 км/ч (в районе вершины). Такая ситуация может оказаться смертельно опасной, даже если пережидать сидя в палатке. Ждать бессмысленно. Мы собираем лагерь и уходим вниз. Горе я оставил свой ледоруб на память, с закрепленным концом веревки.

По пути собираем остатки мусора и снаряжения. На участке от второго к первому лагерю рюкзаки весят уже около 30кг. Спина и поясница скрипят от боли и напряжения. Считаю метры до площадки на 6100. Здесь ветер гораздо тише, под прикрытием высокого гребня. В палатке я испытываю большое облегчение от снятия рюкзака, прибавившегося кислорода и более теплого воздуха.

На следующее утро пока все отсыпались, я встал в пол шестого и вышел из палатки. Мороз и рассветное солнце ударили в лицо. Весь Каракорум открылся, как будто улыбаясь машет нам рукой на прощание. Но восьмитысячники так и стояли с прикрытыми облаками вершинами. Напротив нас северная стена и вершина Броуд Пика, справа Музтаг-Тауэр, слева Skyang Kangri. Делаю снимки и ныряю обратно в палатку. От утреннего мороза ломит кости. Народ спит пропуская такую красоту. В это утро мы долго сидим в палатке и собираемся. Торопиться уже некуда. Навстречу нам поднимаются Ахат и Аманер, чтобы помочь спустить грузы. Спуск в базу по столь уже знакомому пути проходит без затруднений. В лагере мы долго обсуждаем проблемы всей экспедиции и почему не удалось достичь вершины. Похоже что проект не заканчивается. Возможно мы снова будем здесь, более подготовленные и мотивированные.

Следующие два дня пакуемся и собираем лагерь. Часть снаряжения оставляем в депозит до возможной следующей экспедиции. Я с Турсуном успеваю сбегать на мемориал. Количество табличек поражает и удручает. Но место для них выбрали хорошее. Передаю привет своему тренеру - Александру Губаеву. Гора забрала его много лет назад, молодого и сильного.

Приходят портеры, и мы уходим вниз.
До встречи, Чогори!

03 марта 2019, Михаил Даничкин.

События февраля.

Третий выход на гору был очень мотивирующим. В планах было достичь и установить третий лагерь (примерно на высоте 7300) и по возможности выйти на разведку выше, до высоты 7500. Но этим планам сбыться не удалось. После подъёма в первый лагерь пришлось пересиживать день из-за сильного ветра. Отдых при этом, относительный. Кажется и отдыхаешь, но сил уходит больше чем приходит, даже просто лежа в палатке. На следующий день немного стихло, но хорошей погодой это все же сложно было назвать. Переход во второй лагерь дался не легко. Зато площадка была готова еще с прошлого выхода. Так что с налаживанием быта было немного проще. Следующие два дня мы пытались пробиться до третьего лагеря, но груза было очень много и темп был слишком низкий. Турсун как-то сказал, что впервые таскает столько груза на 7000, и я с ним полностью соглашался :-) Погода по прежнему была средненькая. Работать можно, но постоянный ветер 20-30 км/ч с метелью, плюс мороз в 20-30 градусов, отнимает много сил зазря. Хотя по моим наблюдениям, такие условия можно считать хорошей погодой на этой горе. В итоге мы переночевали еще раз на 6950 и поднялись до 7150 откуда развернулись оставив заброску палатки, газа и еды. Похоже сказывалась накопленная усталость трех выходов на гору. Да и погода начала совсем портиться. Мы побоялись встрять на подходах к 3 лагерю. Времени было около 3 часов, а по перепаду нужно было еще 200 метров, как минимум, набрать. Переночевали во втором лагере и на следующий день в базу.

Трек в Пайю.

Уже на спуске в базовый лагерь, по настоятельной рекомендации Василия, я и Турсун решили спускаться еще ниже, до места Пайю (на 3400). Это вполне известная практика в высотных экспедициях, и мне хотелось испытать её. Спуск ниже на 1600 метров обещал качественное восстановление и избавление от накопленных болячек. В базовом лагере к нашей компании решил присоединиться Дмитрий Витальевич. Остальные посчитали это не эффективным и остались в лагере. Мы отправились следующим утром на наш эксперимент. С нами пошли также двое пакистанцев из лагеря, в качестве сопровождения. С собой мы взяли две палатки и небольшой запас еды и газа. В планах было спуститься до Пайю за пару дней! (трек наверх занял 7 дней) Затем встретиться с треком идущим в базовый лагерь на встречу нам, с друзьями из Казахстана. И обратно двигаться уже на их обеспечении, предварительно отдохнув пару дней на низкой высоте.

Вышли часов в 9 утра в приподнятом настроении и в предчувствии теплого насыщенного воздуха. Но реальность обернулась немного иначе. Первые плохие предчувствия у меня появились едва мы отошли от лагеря на 300 метров. Началась тропежка по колено. От старой тропы не было и следа. Я предложил вернуться в лагерь и взять снегоступы. Но все отмахнулись рукой, сказав что скоро выскочим на морену и дело пойдет лучше. Так оно и случилось. Следующие 5 километров особых трудностей не было. Но я резко почувствовал усталость. Семь дней на горе похоже исчерпали все внутренние запасы и мышцы стали как тряпка. На подходе к Конкордии количество снега стало резко увеличиваться, а тропы по прежнему не было. Через девять часов ходьбы с момента выхода из базы мы все еще не достигли стоянки на Конкордии (дневной пятичасовой переход по пути наверх). Мы отставали от запланированного графика в два-три раза. Тропежка стала адской, по пояс в рыхлом снегу. Опустился туман и мы совсем сбились с пути. Сил совсем не осталось. Я настоял на том чтобы вставать на ночевку. У меня сильно разболелся желудок от голода и истощения. Уже в темноте мы расчистили площадку под палатки на вершине одного из сераков и устроились на ночь. Я устал даже больше чем в любой из дней на горе. От боли в желудке пропал аппетит, и я до утра корчился от боли.

На следующее утро разъяснилось и мы смогли увидеть место стоянки и тропу сделанную военными. Они часто ходят в противоположную сторону от К2, так как там у них расположен пост на границе с Индией на 6-тысячном перевале. До этой тропы мы пробивались еще 3 часа. Хотя расстояние по прямой было не больше 500 метров. У меня сил почти не было и я тропил лишь малую часть.

Оказавшись на тропе я в бессилии плелся позади всех. Через 1-1,5 часа мы подошли к пластиковым иглу военной пакистанской базы "Конкордия". Сюда мы планировали прийти по меньшей мере вчера вечером, но как писалось выше, обстоятельства сложились иначе. Один из наших сопровождающих, Шахед, поспешил вперед чтобы предупредить их о нашем приходе. Пожалуй это был один из самых приятных моментов за всю экспедицию. Нас сразу напоили, хоть и немного странным синтетическим напитком. Затем мы зашли в иглу и начали плавно откисать под журчание керосинового примуса. Через пол часа нам принесли чапати с джемом и традиционный черный чай с молоком. Наелись мы от души и мой недуг на время отпустил поводья. После обеда нужно было двигаться дальше. За пол дня мы хотели добраться до следующей военной базы на стоянке "Горо2". Это тоже было частью плана, останавливаться рядом с военными, так как наши сопровождающие, Зульфи и Шахед, могли договорится о пополнении припасов или другой любой помощи с военными. Поставленный план мы выполнили. Но до места я снова пришел коленками назад и с жуткой болью в желудке. Турсун, который, по непонятным мне причинам, чувствовал себя хорошо (по крайней мере так выглядело), обогнал нас на час и побеспокоился об установке палаток. Я забрался в одну из них и скрючился на полу. Военные были очень дружелюбны. Они принесли нам воды, так что лед топить не пришлось. А чуть позже угостили пловом. После этого у нас состоялся разговор, за которым единогласно было решено что до Пайю нам такими темпами не добраться, а если и доберемся, то практически сразу придется возвращаться обратно, с идущими вверх товарищами. Решено было спуститься до Ордукаса (стоянка на 4050) до которого оставался один стандартный дневной переход (около 10 км). Там конечно не так низко и тепло как в Пайю, но стоянка уже на земле и это на 900 метров ниже базового лагеря. Тоже неплохо.

Утром к нам присоединился Садид, сын известного пакистанского альпиниста Али Садпара. Он помогал искать и протаптывать путь развлекая беседами об альпинизме в Пакистане. На стоянке в Ордукасе нас так же радушно встретили военные. Садид беспокоился о том чтобы у нас были пополнения еды. Так как с нами оставалось лишь несколько супчиков из пакета, 300 грамм мяса и немного овсяных хлопьев. Для восстановления, этой еды все же не хватало и я постоянно чувствовал слабость. Но то ради чего мы все это затеяли начинало действовать. Сон улучшился, дышать стало легче, начали заживать болячки и последствия легких обморожений, боль в горле и кашель полностью исчезли. Но слабость в мышцах еще оставалась. Получилось так что мы работали 10 дней без отдыха и на скудном питании (7 на горе и 3 в треке). Так мы пробыли там два полных дня, валяясь в палатке, и изредка выходя на короткие прогулки. На большее сил не было. Затем пришел трек.

Мы встретили наших друзей - Ильдара, Ахата, Аманера, а также несколько пакистанских знакомых, которые шли с нами в первом треке до базового лагеря. Как и планировалось мы отправились с ними в трек до базового лагеря. Питание сразу же улучшилось. Я ел как сумасшедший. В один из ужинов я съел около 7 тарелок макарон. Похоже это было углеводное истощение. Но силы быстро возвращались и по приходу в базовый лагерь я себя чувствовал отлично.

Хотелось бы подвести резюме по поводу всей этой затеи с отдыхом на низких высотах. Безусловно это стоит того! Но нужно думать и готовиться заранее. Скажем, если бы дело было летом и можно было бы сбежать с минимумом вещей, по хорошей тропе, с не загруженными рюкзаками, то это была бы просто идеальная история. Плюс конечно же нужно не забывать о питании. Организму нужен не только кислород но и качественная еда для восстановления (в некоторых случаях даже наоборот). По хорошему, нужно было заранее подготовить депозиты с едой и снаряжением на пути отступления, взять снегоступы и грамотных проводников, которые помогли бы отыскать более простой путь. и т.д., и т.п. У нас же получилось все спонтанно и необдуманно. В итоге трудозатраты оказались слишком велики и восстановление затянулось, стало менее эффективным. Тем не мене я не жалею о потраченных силах и времени. Для меня это был хороший опыт.

Четвертый выход на гору.

Это был выход больших надежд. Потому что за прошлый выход мы так и не достигли поставленных задач. И в этот раз нужно было наверстать упущенное. Мотивация у всех зашкаливала. Длительный отдых дал хорошо восстановится, как экспериментаторам так и "лентяям" оставшимся в лагере. Мы выжидали погодное окно просматривая прогнозы погоды. И вот оно появилось. Около недели нам обещали относительно хорошую погоду с ветром от 20 до 35 км/ч. В некоторые дни даже обещали солнышко. До первого лагеря все так и было, и мы радовались. Новоприбывшие помогли нам забросить грузы до 6100. Но дальше не пошли. Акклиматизация закончилась. Нас осталось пять человек на горе (Василий, Роман, Артем, Турсун и я). Мы двинулись дальше. Идти было гораздо проще, акклиматизация + отдых делали своё дело. Камин Хауса, который доставлял много переживаний в первый раз, прошелся почти незаметно. Во втором лагере, выше камина я оказался с Ромой в числе первых. Но вместо нашего депозита с палаткой и снаряжением мы обнаружили лишь клочья от тамбура палатки зацепившиеся за фирновые колья. Уходя в прошлый раз мы сложили палатку гармошкой (полубочка redfox cave 4, очень крепкая и надежная), не вынимая дуг, и надежно пригвоздили к площадке при помощи фирновых кольев. Дополнительно обложив сверху камнями. Но похоже что за наше отсутствие, ветер был такой силы что это не помогло. Даже ледорубы были разбросаны в радиусе 5-10 метров. Наш лагерь разорила стихия и мы были беспомощны. У ребят так же улетела часть снаряжения. Турсун потерял пуховый комбинезон, кто то бахилы и запасные рукавицы. Я пробыл там около часа. Ветер дул около 60 км/ч и я надел на себя весь запас одежды, при этом продолжая сильно мерзнуть. Долго так не протянешь. У меня была надежда что подойдет вторая группа (Дмитрий Витальевич, Костя) с палаткой и мы как-нибудь пересидим ночь. Но по четырехчасовой связи узнал что они спустились в ABC. Все стало понятно, мы с Ромой закопали поднятые грузы и начали спускаться. В камине развернули остальных и уже в сумерках спустились в первый лагерь. На следующее утро загрузили оставленную второй группой палатку и начали повторный подъем во второй лагерь. Ветер не стихал и мы с трудом установили палатку. Всю ночь её трепало ветром и мы почти не спали от холода (решили облегчиться и взять по одному спальнику на двоих). Утром никто себя отдохнувшим не чувствовал. А ветер продолжал дуть с той же силой. Общим решением было принято завершить выход и спускаться вниз. К тому же прогнозы сильно ошибались. При обещанных 20-35 км/ч дуло около 50-60 км/ч. С большой земли, друзья, нам сообщили что по прогнозам ветер будет даже усиливаться. И мы без колебаний пошли вниз.

Михаил Даничкин.

Вечером вся команда была в сборе в базовом лагере. Рома спустился на день раньше из первого лагеря, так как у него заканчивался отпуск. Далее к нему присоединились Костя, и Эльдар на пути домой. С ними мы попрощались по рации.

Четвертый выход оказался полным провалом надежд. Гора показывает свой нрав, и с этим мы ничего не можем поделать.

10 февраля 2019, Ильдар Габбасов. Вчера (09.02.19), в 10:25 мы прилетели в Дубаи. В 23:30 вылетели в Исламабад, в 02:30 приземлились, нас встретили, купили билеты до Скарду, и отвезли в гостевой дом. Поспали часа 4, затем выдвинулись в аэропорт и в 9:30 вылетели в Скарду. По прилету (10:30) выяснилось что один баул не загрузили на борт. Начали разбираться с авиаперевозчиком. Следующий рейс только через 2 дня. В итоге представитель Жасмин тур забрал его и отправит машиной. Была мысль стартовать завтра, но так как сегодня воскресение и конторы не работают, перенесли на послезавтра (12.02.19), рано утром. Как раз подъедет потерянный баул.

31 января 2019, Михаил Даничкин. Второй акклиматизационный выход. Второй выход на гору решили задержать на один день. Я был в числе забастовщиков. И был очень рад принятому решению, потому что самочувствие было так себе. И началась эта история с самого начала. На Каракорумском хайвее вся команда налегала на мандарины. Я не отставал. А вот горло моё не было готово к такому количеству кислоты. Началось воспаление. Дома такие проблемы решились бы за раз. Но в дороге, условия не позволяют, или просто лень заморачиваться. И дальше по накопительной. По дороге в Асколи было прохладно. Старенький бортовой Лэнд Крузер продувался насквозь. А я снова оделся легко. И меня немного продуло. На следующий день (первый день трекинга) утром я почувствовал недомогание. К месту ланча тащился как мог. А вечером на стоянке свалился с температурой. Антигриппин помог, и на следующее утро стало легче. Но инфекция похоже где-то засела и ждала своего часа. Сухой горный воздух постепенно усугублял состояние несмотря на все мои усилия. Я старался пить больше жидкости и дышать через маску или buff во время движения.

К началу второго выхода на гору ситуация была для меня пограничной. Но решение было принято идти наверх. Кашель был, но я, по совету Василия, начал принимать лекарства, которые должны были помочь мне справится с недугом. Однако "зубы высоты" сгрызали мое здоровье гораздо быстрее чем я думал. Кашель усиливался. При каждом его приступе все внутренности буквально разрывались. Глотку как будто ножом резало. Горячий чай спасал всего на несколько минут. Затем все сразу пересыхало и начиналось снова.

Прийдя во второй лагерь (это был четвертый день выхода) у меня начался приступ кашля длинной в полчаса. К моему удивлению оттуда выходили зеленые сгустки окутанные кровавыми вкраплениями. Все это было похоже на каких то паразитов поселившихся в моих легких. Забравшись в палатку, где тепло горелки и горячий чай привели меня в лучшее чувство, я решил отложить решение о спуске до утра. Ночью, как и все предыдущие разы, я просыпался и пил заранее приготовленный отвар для облегчения кашля. Это помогало успокоиться и заснуть на час другой. Проснувшись утром облегчения я не почувствовал и стало понятно, что каждый час нахождения там ничего хорошего не добавит. Перспектива получить дополнительную акклиматизацию, грозила возможностью схватить пневмонию или чего похуже. Василий задал мне риторический вопрос и я начал собираться к спуску.

Самочувствие в целом было неплохое. И по пути я мог еще сделать полезные дела. Подправлял косяки на станциях и перилах, "законсервировал" лагерь на 6200. Старался не торопиться что бы не подорвать свое состояние еще больше. Во общей сложности я провел 3-4 часа, отдыхая в первом лагере и ABC. В базовый лагерь спустился затемно. Там уже были Костя и Дмитрий Витальевич, самочувствие которого было также не лучшим.

Сейчас я на курсе антибиотиков. И провожу постоянное лечение другими средствами. Получил консультации врачей из Москвы, благодаря спутниковому интернету в базовом лагере. После второго дня нахождения, в нашем, как говорит Костя, "лазарете" я чувствую себя гораздо лучше. Конечно на высоте 5000 быстро не выздоравливают. Но динамика положительная и я очень надеюсь поучаствовать в следующем выходе на гору и помочь команде в достижении общей цели. Всем привет из под склонов Броуд Пика и Чогори!

Михаил Даничкин в Базовом лагере делает ингаляции с помощью термоса.

Михаил Даничкин в Базовом лагере делает ингаляции с помощью термоса.

24 января 2019, Михаил Даничкин. Как проходят дни между первым и вторым акклиматизационными выходами. Основная цель, безусловно восстановить силы. Поэтому график у всех более менее свободный. Кто читает или слушает музыку. Кто то подлечивает "раны". В основном докучает кашель. Сухой и холодный горный воздух выстуживает горло и легкие. Избавится от него нелегко, но очень важно. Иначе это может обернутся большими проблемами наверху. Кто то ремонтирует снаряжение. Порваные штаны, пуховки. У Ромы Абилдаева на одном из выходов сломались кошки. Благо в ABC были запасные. Спуск из C1 в ABC занял немного времени. И команде оказался во благо. Рома поднял внеплановый но необходимый груз на маршрут))

Но всё же есть общие дела требующие внимания. Нужно подготовить груз к следующему выходу. Это высотная еда, веревки, и пр. Зарядить все электронные приборы - форари, трекеры, спутниковые телефоны. С этим правда также возникла проблема, так как в лагере бензин для генератора закончился в базе. Пришлось преределывать все зарядные устройства на 12 V сеть. У пакистанцев оказалась солнечная панель с автомобильным аккумулятором. Наличие инженеров в команде помогло решить эту проблему. Но время конечно отняло значчительно. И пришлось отложить выход на еще один день, так как солнышка для зарядки не так уж много здесь. Завтра планируем выход.

22 января 2019, Михаил Даничкин. Всем привет!

Очередные новости из под склонов легендарной горы "Чогори". Наша команда вернулась в базовый лагерь вчера поздно вечером, в полном составе и добром здравии. Завершился очередной, важный, этап экспедиции. Результатом которого стало достижение и установка "высотного лагеря 1" и доставка грузов к площадкам предполагаемого "высотного лагеря 2", на высоте ориентировочно 6200м. А также полученная акклиматизация необходимая для продолжения работы на "верхних этажах". Сейчас нужно восстанавливать силы и мы планируем провести пару-тройку дней в более комфортных условиях базового лагеря под опекой пакистанских друзей.

Впечатления от горы пока неоднозначные. Погода была не самая лучшая. Сильный непрекращающийся ветер постоянно держал в напряжении. Но экстремально низких температур к счастью не было. Хотя все прекрасно понимают что это не повод расслабляться. Все сложное ещё предстоит. За прошедший выход дополнительные сложности создавала некая неопределенность. По мнению руководителя, Пивцова В.Т., который был здесь ни один раз, маршрут изменился. Там где раньше устанавливали лагеря, сейчас это сделать невозможно. Перед тем как сделать перенос высотного лагеря, приходилось делать 1-2 разведывательных выхода. В один из таких выходов , передовой двойке пришлось развернуться из-за невыносимой метели, от которой моментально запотевали и покрывались изморозью очки и маски. А без них работать просто невозможно. В тот день команда смогла продвинуться всего лишь на 50 метров по маршруту. Снега в целом немного. Лавинная опасность невысокая, но там где летом можно пройти по снегу пешком, сейчас приходиться использовать весь арсенал ледолазных умений умений и техники. Настроение у всех хорошее! Готовимся к следующему выходу на гору!